Фан-арт
Дневники
Акции
Канон
Новости
Сюжет
Правила
Профессии
Внешности
Сказки
В Зачарованном Лесу персонажи сказок готовятся к войне. Снежная Королева и Кромешник захватывают все новые и новые территории, погружая их в холод и мрак, а повстанцы всеми силами пытаются помешать злодеям. Эльза, введенная в заблуждение, думает, что ее тетушка - Снежная Королева - освобождает Зачарованный Лес от зла, но Дроссельмейер разубеждает ее и рассказывает правду. Присоединится ли она к повстанцам? Или отправится искать сестру и ее новоиспеченного жениха - Ханса? Дроссельмейер и Зубная Фея с помощью Айлин отправляют в Сторибрук вещь, служащую порталом в их мир, в надежде отправить к себе Спасительницу.
В Сторибруке обнаруживается предмет, содержащий в себе могущественную магию - орех Кракатук, за которым давно охотятся многие персонажи сказок. Кракатук попадает к Урсуле, с помощью него колдунья хочет уничтожить Ротбарта. И не она одна - Одетта рассказывает жителям Сторибрука про волшебное озеро, спрятанное под театром, которое можно использовать, как портал, чтобы отправиться домой. А Реджина пытается вернуть Генри всеми возможными способами...
Вверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ SHADES OF NIGHT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ SHADES OF NIGHT » СТОРИБРУК » Эпизод 2.2 - Do you want have an adventure?..


Эпизод 2.2 - Do you want have an adventure?..

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

https://33.media.tumblr.com/tumblr_m1gj7tmHas1qbwuroo1_500.gif
DO YOU WANT HAVE AN ADVENTURE?..

- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: Сторибрукский приют, а затем закрытая библиотека, через несколько дней после того, как Хьюго попал в город. Погода неустойчива, то солнце, то дождик;

УЧАСТНИКИ: Lauri Leevi, Thief Tick-Tock;

О П И С А Н И Е
Совсем недавно Лаури вспомнил, что на самом деле он - Муми-тролль. Он очень одинок и терпеть не может приют, но пока ему некуда пойти. В этом мире он уже не так решителен, и это его тоже мучает. Мальчик словно между молотом и наковальней...
Но тут вдруг в его личный маленький ад попадает довольно упертый боевой мальчишка, которого с первых минут прозвали Мистером Тик-Так, ведь у него в карманах несколько часов и отдельных деталек. От него все время исходит звук бегущего неумолимо времени... Бегущего от Муми-тролля, который мечтает о былых приключениях и из-за своей забитости прозябающего тут.
И вот Хьюго предлагает ему какое-то опасное, но захватывающее приключение. Возможно, пора уже перестать бояться, ведь здесь, в этом кошмаре, твоя жизнь с каждым днем теряет все больше смысла, а, Лаури?..

Отредактировано Thief Tick-Tock (2014-10-30 08:03:21)

+1

2

Жизнь в приюте бедному Лаури давалась нелегко. Обычно, таких как он там не любят, делая их изгоями, что и стало с Лееви. Внешность у мальчика тоже отнюдь не хулиганская: кудрявый, немного полноватый блондин с голубыми глазами вызывал чувство зависти у всех приютских мальчишек, которых природа, к их сожалению, не одарила такой красотой, и они не привлекали к себе внимание девчонок. Да и характер у Муми слишком мягкий. Он всегда был против насилия, считая, что в любой ситуации можно найти компромисс, не влезая в драку. Но ровесники не только не разделяли его мнения, а и вовсе насмехались над мальчиком. Каждый день Лаури терпел издевки мальчишек, не было ни дня, чтоб светловолосый мог вздохнуть спокойно. Он был козлом отпущения, его винили во всех смертных грехах не только сверстники, но и учителя, которым он тоже чем-то не угодил. Если кто-то где-то что-нибудь разобьет, то во всем винят Лееви, и ему достается от воспитателей, пусть даже он в этот момент находился далеко от этого места. Мальчик не понимал, за что с ним все так жестоко обходятся. Однажды он задал этот вопрос одному из воспитателей, собравшемуся наказать Лаури за очередной проступок, который тот не совершал. Но в ответ последовало только:
- Заткнись, мелкий ублюдок, пока я тебя не прибил.
У мальчика от таких слов похолодело внутри. Он очень хотел бы сказать что-нибудь колкое в адрес воспитателя, но не мог, зная, что тогда его и вовсе убьют. Лаури, конечно, мечтал иногда о смерти, но не о такой. Ему просто хотелось уснуть и не проснуться. Но потом мальчик всё-таки находил в себе силы, чтоб взять себя в руки и жить дальше, не взирая ни на что. Он верил, что когда-нибудь это все закончится, нужно только немного потерпеть. Но сколько будет длиться это «немного» Лееви и предположить не мог, но надеялся, что скоро. Он уже привык к вечным издевкам, смирился с ролью козла отпущения, он больше не плакал, а делал вид, что это всё ему безразлично, надеясь, что со временем от него все отстанут, понимая, что мальчику всё ни по чем. И правда, на некоторое время о нем как будто все позабыли. Это были самые лучшие дни в приютской жизни мальчика. Но недолго счастье длилось. В одну из ночей Муми проснулся от того, что было трудно дышать. Мальчишки положили ему на лицо подушку и пытались задушить. Вскоре мальчик потерял сознание. Очнулся он от того, что его тормошил злой воспитатель, подумав, что светловолосый решил проигнорировать подъем и лег спать дальше. Лаури пытался объяснить ситуацию, но его даже и слушать не стали. Воспитатель потащил его в подвал, где обычно запирали непослушных детей. Где-то сзади был слышен гадкий смех мальчишек. Лееви уже было безразлично, что с ним будет дальше. Но запиранием в подвале воспитатель ограничиваться не хотел. Он сгорал от ненависти к бедному Лаури, который ничего плохого ему не сделал и не понимал, чем заслужил такое отношение к себе. Вытащив из ведра с соленой водой розги и стянув с мальчишки пижамные штаны, он начал наносить удар за ударом. Мальчик даже не вскрикнул, зная, что это бесполезно. Оставшийся день мальчик провел в холодном подвале.

Отредактировано Lauri Leevi (2014-10-19 21:42:55)

+1

3

Вот проклятье! Хьюго поймали. А потом этот аптекарь с красными глазами и носом сам притащил его в приют, когда мальчик случайно проболтался, что родителей у него нет. Вот болван, так опростоволоситься...
А в приюте этот несчастный гнусаво - из-за насморка - пробасил, что вот мол, ужасный наглый вор, сирота, воспитайте уж как-нибудь! Мальчишка попытался смыться, но успехом его попытки не увенчались - воспитатель схватил его одной рукой за шкирку, а другой за запястье, да еще и вывернул - так сильно, что у него слезы выступили на глаза. Потом "добрый" дядя-аптекарь ушел, а воспитатель встряхнул мальчишку как следует:
- Воришка, значит? Присваиваешь чужое, маленький паршивец?-
Хьюго вспомнил станционного смотрителя. Как он терпеть не мог всех этих взрослых! Они так много на себя берут, а сами-то вообще-то... ничего не понимают! Только его папа был с ним добр, а Мельесы - и те обвинили его в том, чего он не делал! И почему он тогда должен вести себя лучше? Папы давно нет, а всем остальным плевать, они видят то, что хотят видеть. Хьюго зашипел и пнул воспитателя. Тот вскрикнул и выпустил мальчишку. Хьюго дернулся прочь, но его тут же поймал другой воспитатель и куда-то потащил. Дети смеялись и улюлюкали. Половина их, видимо, поддерживала новенького:
- Так  их! Так им, задай им пороху!
Кабре кусался и брыкался, кричал, рычал. Но в конце концов его все-таки смогли дотащить до подвала. Дети разошлись - и на этот раз победа досталась учителям. Больше смотреть было не на что...
Хьюго крепко наказали за "нападение на наставника, который желает ему лишь лучшего" и оставили в подвале. Тут его закрыли, в темноте и холоде. Реветь однако он не собирался. Он им еще покажет!.. Ой...
Он споткнулся и упал на колени, и только тут увидел, что здесь он не один. На полу лежал еще кто-то, кажется, тоже ребенок. "Как этих злыдней вообще к детям подпускают?! Кажется, этого несчастного тоже поколотили..."- сердито подумал Тик-Так.
- Эй, приятель!- вполголоса позвал он. Потом достал из потайного кармана маленький фонарик, зажег его и в довольно тусклом свете кое-как разглядел брата по несчастью. Это был немного пухлый мальчик, светловолосый, в пижаме. И, кажется, довольно тонкой. Хью только вздохнул, снял пиджак и протянул пока еще не знакомому парнишке.
- Держи, а то закоченеешь...- сказал он и выключил фонарик. А потом сел рядом с ним, ожидая ответа и обдумывая способы спасения из этого мерзкого местечка...

+1

4

В подвале было очень холодно, мальчик, съежившись, лежал на полу и не знал как согреться. Тонкая пижама совсем не грела, и Лееви был уже готов к тому, что следующие две недели он проведет с высокой температурой и насморком. Представил, как тяжело ему будет в таком состоянии, ведь нормально отлежаться ему никто не даст. Дрожа от холода, Лаури пытался немного отвлечься, помечтать о чем-нибудь, лишь бы позабыть о холоде, но тут дверь подвала распахнулась. Лееви уже было подумал, что его хотят выпустить, правда, был удивлен, что так быстро, ведь обычно, когда его наказывали, то держали взаперти целые сутки, а тут даже трех часов не прошло.
Ну вот, притащили еще одного «пленного». Лаури никогда его не видел в приюте и решил, что это либо новенький, либо у Муми-тролля плохо с памятью стало. Когда за мальчиком захлопнулась дверь, снова стало темно, теперь светловолосый не мог отличить друга по несчастью от стены ибо всё сливалось в глазах. Мальчику было немного страшно, он боялся, что этот пацан окажется таким же задирой как и остальные. Ежась то ли от холода, то ли от страха, Лееви надеялся, что в этой темноте мальчишка его не заметит, а если и заметит, то не будет издеваться.
В глаза ударил яркий свет. Мальчишка решил всё осмотреть здесь, хоть и смотреть было не на что, одни голые кирпичные стены и бетонный пол. Через мгновение Лаури понял, что незнакомец рассматривает его. Мальчик не знал куда себя девать, ему было неловко и он боялся, что сейчас он на него набросится и начнет бить, а у Муми и так нет сил, чтоб дать отпор.
- Эй, приятель!
Лаури вздрогнул. Сердце бешено колотилось и ему казалось, что сейчас снова над ним будут издеваться. Он с опаской глядел в сторону «голоса».
- Держи, а то закоченеешь...
Такого поворота событий он не ожидал. Мальчишка протянул ему свой, кажется, пиджак или кофту, в темноте было не различить.
- Ты же замерзнешь – дрожащим голосом ответил Лаури – лучше оставь его себе, а я потерплю, мне не привыкать.

Отредактировано Lauri Leevi (2014-10-19 22:01:58)

+2

5

Похоже, блондин был совсем забитым и никому не доверял.
- Не замерзну, у меня еще свитер есть,- сказал Тик-Так, вздохнув и накинув пиджак на товарища. А потом встал и опять принялся осматривать подвал с помощью фонарика. Он надеялся найти кран пожарной тревоги, но нет, в подвале его почему-то не было. Тогда мальчишка собрался, было, открыть дверь отмычкой - чего только не было рассовано у него по карманам. Но потом решил, что рисковать пока не стоит. Может, если они будут сидеть тихо, их отпустят быстрее. Но если он будет устраивать бунт, им обоим опять устроят крепкое наказание. Вздохнув, парнишка вернулся и сел рядом со светловолосым.
- Меня зовут Хьюго Кабре. Давно ты тут сидишь?- спросил он, сочувственно поглядывая на сокамерника в пижаме. Что-то было в нем любопытное. Хоть здесь и темновато, Кабре видел в тускловатых, от тоски и смирения с жестоким обращением, глазах блеск искателя приключений. Вполне возможно, незнакомец уже и сам давно не видел этого в себе, но Хью заметил или просто считал, что заметил.
А еще этот мальчишка явно самый настоящий Потерянный. Сирота. Питер наверняка согласится его принять! Питер Пэн всегда помогает Потерянным. Только надо бы как-то растормошить этого... кхм, хомячка.
- Не привыкать, говоришь?.. А похоже - что уже привык,- Хьюго несколько лукаво ухмыльнулся и похлопал мальчика по плечу. - Давай-ка, приятель, взбодрись. Вижу, ты здесь натерпелся. Но... я тут не задержусь и тебе тут остаться не позволю. Взрослые слишком много на себя берут, а чужие за сирот - иногда и того больше, чем собственные родители. Только я не позволю решать что-то за меня. Я тебя чуть позже кое с кем познакомлю...
Тут вдруг за ними пришли и забрали из подвала, но развели по разным комнатам. Кто-то все же нашелся, кто рассказал воспитателю про то, что Лаури пытались задушить. Так что блондина увели в медпункт, где он должен был заночевать сегодня. А провинившихся отправили на их с Хьюго место - в подвал с поротыми пятыми точками...
Вечером к блондину в лазарете присоединился Кабре - сначала с ним провели воспитательную беседу насчет воровства. Хитрый мальчик разыграл слезливый спектакль про раскаяние. И ему поверили, потому что за многие годы жизни на Неверлэнде разные сотоварищи научили его довольно многому. А во время спектакля один из воспитателей заметил его болезненный вид: видимо, примерно полтора часа в холодном подвале все-таки сказались. Не то, чтобы он сильно заболел, да и не чувствовал себя особо плохо. Но кое-кто опасался, что сюда может нагрянуть полиция, и потому решили прикинуться сердобольными... Мальчишку привели в лазарет, дали чистую пижаму и посадили на койку, сунув ему градусник подмышку.
- Привет снова, приятель,- довольно бодро сказал он светловолосому, заметив его. - Как тебя зовут-то кстати?
Медсестра забрала градусник, что-то проворчала и пошла искать лекарство от температуры.

+1

6

Лаури так давно ни с кем не общался, что ему теперь было немного непривычно от того, что с ним кто-то заговорил, да еще и по-доброму. Мальчуган действительно не хотел, чтоб его «сокамерник» замерз, поэтому и отказался принимать пиджак, но тот оказался настойчивее.
- Спасибо – Лееви тихо поблагодарил мальчишку, теперь ему стало немного теплее.
Муми-тролль не знал, что еще сказать ему, поэтому сидел молча, вглядываясь куда-то вдаль.
- Меня зовут Хьюго Кабре. Давно ты тут сидишь?
- Не привыкать, говоришь?.. А похоже - что уже привык,- Хьюго несколько лукаво ухмыльнулся и похлопал мальчика по плечу.- Давай-ка, приятель, взбодрись. Вижу, ты здесь натерпелся. Но... я тут не задержусь и тебе тут остаться не позволю. Взрослые слишком много на себя берут, а чужие за сирот - иногда и того больше, чем собственные родители. Только я не позволю решать что-то за меня. Я тебя чуть позже кое с кем познакомлю...
Лаури вздрогнул от такой неожиданности. «Он шутит?» - пронеслось в голове. Лееви был шокирован таким заявлением. Ему с трудом верилось, что Хьюго сможет вытащить его отсюда, да и зачем ему спасать совершенно чужого человека?
Вдруг дверь в подвал распахнулась и в подвал буквально влетели два мальчугана. Лаури сначала испугался, ведь это его враги и, наверное, они тогда пытались его задушить. На несколько секунд мальчику стало безразлично, что те могут здесь его поколотить или вовсе убить, но он боялся за нового друга, да и не хотелось ему умирать в сыром подвале.
- Эй, вы двое, на выход! – крикнул воспитатель Лееви и Кабре. Таким счастливым Лаури давно себя не чувствовал. Наконец-то справедливость восторжествовала, но надолго ли? Обидчики, наверное, скоро выйдут на свободу, и снова Муми будет весь в синяках.
Неожиданно воспитатель схватил Лееви и потащил в медпункт. Тот хотел было сказать, что с ним всё в порядке, но решил промолчать, боясь его гнева.
В медпункте Лаури было немного некомфортно, в воздухе витали запахи каких-то лекарств, дышать было невозможно, да и медсестра была не очень-то приветливой. Мальчик сидел на кровати и думал о чем-то, пытаясь снова отвлечься от всего и на время уйти в свой мир.
Вечером к нему привели Хьюго. Лееви был очень рад его появлению, правда, немного волновался, что тот сбежит, и он снова останется один.
- Привет снова, приятель,- довольно бодро сказал он светловолосому, заметив его. – Как тебя зовут-то кстати?
- Привет – немного смущенно отвечал мальчик – меня зовут Лау… - закашлялся Муми – Лееви.
И ты что-то говорил о побеге? – Лаури говорил шепотом, боясь, что кто-то из медсестер услышит – лучше сам беги, а я останусь. Я не думаю, что смогу выбраться, да и куда я потом пойду? – Лееви очень хотел сбежать, но не верил в свои силы.
А оказался я там по ошибке, просто меня всегда все во всем винят, из меня вышел идеальный козел отпущения – разоткровенничался мальчишка, считая, что Кабре можно доверять. И да, приятно познакомиться – Лаури вновь закашлялся – прости…

Отредактировано Lauri Leevi (2014-10-22 23:57:26)

+1

7

"Да, этот малый - совсем что-то... вялый. Что они тут с детьми делают?"- Хьюго покачал головой. Его начали одолевать противоречивые чувства. С одной стороны - что толку с робкого тихони, который боится даже от мучителей сбежать? А если сдрейфит в неподходящий момент? С другой - сам Тик-Так не любил сдаваться. Этого слова в его словаре нет давно!
- Лау Лееви? Ты вроде на китайца не похож, странное сочетание, - Хью чуть заметно усмехнулся и снова по-свойски похлопал блондина по плечу. - Козел отпущения... Хм, ясно, я так и подумал. Затюканный ты в край.
Кабре опять оценивающе, но тем не менее вполне мягко оглядел нового приятеля. Кое-где виднелись у него на руках и на лбу синяки, и что-то подсказывало Воришке, что это лишь малая часть следов от нападений. Хьюго нахмурился и отвел взгляд. Он понимал это мальчишку отчасти - его тут доставали, но бежать от мучителей некуда было. К тому же Лау не походил на мечтательную девчонку, а Хьюго - на принца на белом коне... или все-таки?.. В общем, суть была в том, что если ты затюканная "груша для битья", то даже если вдруг к тебе в подвале незнакомый пацан подходит с добром и дает пиджак... где гарантия, что в будущем этот человек тебя не предаст?.. Наверно, Лееви нужно было хоть немного времени для того, чтобы все обдумать. Почему бы и нет? Пока Лау будет решать, поверить Хьюго или нет - тот сможет поискать орех где-нибудь в приюте. Но это завтра.
- Что-то разболелся. И вид у тебя усталый. Давай-ка так. Мне надо найти одну вещицу. Я уделю этому три дня. По сути, она не обязательно в приюте, но все может быть. Эта вещь нужна моему другу. Он как мы - парень, который жаждет свободы. И он всегда помогает мальчишкам-сиротам. В общем... у него есть волшебный остров. И там живет много одиноких мальчишек. Я там тоже был. Знаю, звучит как фантастика... но поверь мне! И тебе там понравится! Там тебя никто доставать не станет. Так что будет тебе куда пойти. Как только Питер Пэн получит волшебный орех, он сможет выполнить свою... миссию, чтоли... а потом мы отправимся на Неверлэнд! А пока - у тебя будет время подумать. Но сейчас пора спать. Надеюсь, утром после отдыха тебе станет легче.
Хьюго убрал градусник, закутался в одеяло и повернулся к стене. Уснул он довольно быстро.

+1

8

- Лау Лееви? Ты вроде на китайца не похож, странное сочетание.
- Лаури, а не Лау – светловолосый едва сдерживал смех, пытаясь представить себя китайцем. Наверное, выглядел бы он весьма забавно.
Лаури чувствовал на себе взгляд товарища, и ему было немного неловко за свой вид. Наверное, его взъерошенные запутанные волосы, и следы от побоев на теле, мягко говоря, не приводят в восторг. Лееви только виновато опустил глаза.
- Что-то разболелся. И вид у тебя усталый. Давай-ка так. Мне надо найти одну вещицу. Я уделю этому три дня. По сути, она не обязательно в приюте, но все может быть. Эта вещь нужна моему другу. Он как мы - парень, который жаждет свободы. И он всегда помогает мальчишкам-сиротам. В общем... у него есть волшебный остров. И там живет много одиноких мальчишек. Я там тоже был. Знаю, звучит как фантастика... но поверь мне! И тебе там понравится! Там тебя никто доставать не станет. Так что будет тебе куда пойти. Как только Питер Пэн получит волшебный орех, он сможет выполнить свою... миссию, чтоли... а потом мы отправимся на Неверлэнд! А пока - у тебя будет время подумать. Но сейчас пора спать. Надеюсь, утром после отдыха тебе станет легче.
Лееви не очень-то и верил словам товарища, думая, что тот просто всё преувеличивает, если не врет, дабы утешить и вселить надежду в Лаури на спасение. И все же мальчик надеялся, что в его словах есть хоть малая доля правды. Уж очень хотелось выбраться из этого ада. Ради этого Муми готов был побороть свой страх. Мальчик боялся, что у него ничего не выйдет и тогда надежды на спасение совсем не останется. «И все же попытаться можно, может быть, все получится, главное верить в свои силы» - думал Лаури, глядя на спящего друга – «главное, чтобы он не передумал».
Тут Лееви начало клонить в сон, и он уснул с мыслями, что в скором времени будет несказанно счастлив.

Проснулся мальчик часа через два, от того, что было ужасно жарко и невыносимой боли в горле. «Нет, только не это» - пронеслось в голове – «Так, Муми-тролль, возьми себя в руки, сейчас не время болеть! Ты же так никогда не выберешься отсюда». Мальчику хотелось как можно скорее попасть в лагерь этого Питера Пэна, а если не получится, то просто сбежать хоть куда-нибудь. Лаури был готов жить в лесу с дикими животными, ведь там, по его мнению, было намного безопаснее, чем в приюте. Волки и медведи – куда цивилизованнее, чем дети, живущие здесь. Да и дети ли это? От нахлынувших воспоминаний об издевках в его адрес, мальчишка заплакал.

Отредактировано Lauri Leevi (2014-11-01 18:31:51)

+1

9

Хьюго спал крепко, но не спокойно. Ему снился то автоматон, то старая лавка папа Жоржа. И собственный отец. Отдалявшаяся фигура в огне. Надо сказать, папа уже давно не снился ему. С тех пор, как он попал к Мельесам. Пока его не обвинили в воровстве, ему лишь добрые сны снились. А там, на Неверлэнде, по ночам ему виделся лишь его вокзал. Видимо, он один стал для него родным местом, как бы тяжело ни было выживать в одиночку после того, как даже дядя исчез. Дело в том, что тогда у него было дело всей жизни, Дело с большой буквы. Именно о нем жалел мальчик. Он перестал воспринимать связь автоматона с Мельесами, видел только ниточку к нему от отца. Всячески Кабре отрицал, что все-таки немного скучает по ним. Когда другие мальчишки на Острове плакали о том, что бросили родные семьи (такова была плата за свободу), Хьюго оплакивал потерю железного человечка, из-за которого его чуть не задавил поезд. Потому что даже если он скучал по семье старого режиссера-лавочника, они не стали его семьей, его семья умерла задолго до попадания на Остров Потерянных Мальчишек. Сначала мама, потом папа, когда Хьюго уже мог полностью осознать что такое смерть родного человека. Потом нелюбимый злой дядюшка Клод, чертов алкаш, который бил за каждую мелочь и даже кровать уступить не удосужился - племянник вынужден был спать на полу и даже когда дядя уходил в запой да шлялся по ночам где попало - не смел занять его постель. Дядя мог вернуться в неподходящий момент и всыпать по самое не балуй. Даже он, последний кровный родственник, о котором Хью, когда-то нежно любивший всех кровный родственников, не особо жалел, исчезли. В общем, ему нечего было терять, когда Тень позвала его.
Кроме автоматона, как оказалось...
А сейчас вдруг приснился папа. Почему же?..
Он отдалялся, в огне... и только одно Хьюго мог заметить - отец начинал превращаться в железо, в того самого механического человечка. Хьюго звал его, пытался притянуть к себе за рукав... но внезапно обнаружил, что не может ничего взять в руки - они стали будто из густого черного дыма. Тень! Он стал Тенью. А тут как раз Питер Пэн... Он, смеясь, шел в противоположную сторону от Кабре-старше, и Хьюго тянуло за ним, как бы он не сопротивлялся.
И тут он проснулся, в холодном поту. Тяжело дыша, он сел на кровати и стал всматриваться в тьму. Что за ужас ему приснился? Что это все значит?
Чуть позже он поймет, что это значило неодобрение отца к его дружбе с Пэном. Что тот уведет его всего хорошего, что когда-то было в мальчишке. Станет Тенью Питера. Во всех смыслах...
Но пока Хьюго не успел сообразить - его прервал звук всхлипов. Лаури! Хьюго удивленно уставился на плачущего соседа по палате.
- Хэй, ты чего?- мягко, чуть сипло позвал Кабре, встал со своей койки и сел на край постели блондина. - Кошмар приснился? Тише-тише, чего ты?
Хьюго забыл о собственном страшном сне напрочь, сейчас он хотел знать лишь, что такое случилось с новым знакомым. Кабре привык что и сам-то не умел никогда скрывать обиды, страх, слезы. И хотя на Острове он стал более диким, его эмоциональности сей факт не убавил вообще. Даже наоборот. Похоже, кое-что с этим кудрявым общее у них было. Похлопав его по спине, Хью заглянул ему в глаза и попытался ободряюще улыбнуться. Честно сказать, он уже давно никого не успокаивал. Точнее, никогда - Изабель когда-то его самого успокаивала, а он никого. Это у него ведь эмоции через край... так что это для него было в новинку.
- Что случилось, Лаури?.. - еще раз спросил Хьюго.

+1

10

- Хэй, ты чего?- мягко, чуть сипло позвал Кабре, встал со своей койки и сел на край постели блондина. - Кошмар приснился? Тише-тише, чего ты?
Лаури всё не мог успокоиться, ему как можно скорее хотелось покинуть этот приют, чтоб больше не вспоминать об этих ужасных годах, пусть даже он в дальнейшем окажется на улице. Пусть так, но зато он будет свободен. Ему хотелось прямо сейчас уйти отсюда, время, проведенное здесь, было невыносимым, да и всё усугубляло отвратное самочувствие мальчика.
- Я хочу уйти отсюда. Мне здесь плохо. Я хочу домой. Прошу, пойдем отсюда! – Лаури не узнавал свой голос, он казался ему каким-то другим, да и вообще все плыло перед глазами. В глазах потемнело и мальчик, наконец, лишился чувств.

Вдруг все озарилось дивным светом, тут же перед Муми-троллем возник знакомый пейзаж. Да ведь это же его родной дом. Мальчишка не верил своим глазам, все-таки его молитвы были услышаны. Только вот почему-то сам он еще остался человеком. Тут же в душе появился страх, что родные в таком виде его могут не узнать и это будет просто ужасно. Но все же это лучше, чем приют. Да, определенно лучше. Лееви, ни секунды не раздумывая, ринулся искать родной дом. Насколько он помнил, отчий дом находился где-то совсем рядом. Идти осталось совсем немного, скоро он встретит дорогих сердцу людей, то есть, Муми-троллей.
Но где же дом? Он же был здесь всегда. Как же так? Они переехали? Забыв о сыне? Муми начал паниковать. Теперь он был неприятно удивлен происходящим. Он тут же бросился искать своих остальных друзей, но Муми-Дален был пуст, как будто изначально и не было здесь никого и ничего, как будто вся прошлая жизнь мальчишки – сон. Теперь жизнь Лаури окончательно потеряла свой смысл.

Отредактировано Lauri Leevi (2014-11-13 20:43:00)

+1

11

Честно говоря, поведение Лаури показалось Тик-Таку психозом. Самым настоящим.
- Я хочу уйти отсюда. Мне здесь плохо. Я хочу домой. Прошу, пойдем отсюда! - запричитал бедняга. И тут Хьюго понял. Блондин-то весь был покрасневший, глаза какие-то опухшие и голос хриплый. Прежде, чем Кабре успел что-то ответить, Лееви потерял сознание. Хьюго опешил сначала. Хорошо, что упал кудрявый сразу на кровать. Хью слегка поправил его на койке, потом попробовал проверить температуру. Положив одну ладонь на лоб несчастного, а другую себе, Воришка удостоверился - новый друг весь пылает от лихорадки.
- Ну что ж так-то тебя угораздило!.. - с досадой и сочувствием проговорил он, поправляя одеяло. Лаури еще что-то лепетал в бреду, и Хьюго не нашел ничего лучше, как позвать медсестру. Она осмотрела больного:
- Говоришь, сознание потерял? -  спросила она. Лицо у нее было какое-то... безразличное, совсем холодное и надменное.
- Угу, - Хьюго насупился. Какие ж они тут все злые! Вот поэтому дети и ненавидят приют. Вот поэтому здесь чувствуешь себя самым настоящим Потерянным... Особенно, если семью потерял не с младенчества. Потому что если с самого начала оказаться в такой среде - толком "привыкать" не надо. Хотя... Хьюго и не знал, как это, потерять семью с самого начала. Но мать он не помнит от слова совсем. А вот потеря отца раз и навсегда надломила его. И никакие Мельесы, автоматоны, Питеры Пэны его не заменят...
Знать бы, откуда Лаури... Хью ощущал в душе почему-то огромное родство с ним, хотя знал этого блондина всего с полдня. Нельзя его здесь оставлять. Но и уводить в таком состоянии тоже нельзя. Придется подождать, пока он поправится.
Медсестра смерила температуру у Лееви и поставила какой-то укол, а потом... ушла. Хьюго сердито посмотрел ей вслед. Как так можно. Пустые, бестолковые...
Сглотнув ком в горле, Кабре протяжно вздохнул и прикрыл глаза. Еще плакать сейчас не хватало. Облизнув губы, мальчик поднялся с кровати и подошел к окну. Нет, все не то. Нет за окном Парижа как на ладони. Нет поездов, кипящей жизни, ничего из его прошлого. Они всего-то на втором этаже. Но что-то ему подсказывало, что даже если бы в Сторибруке была такая же высокая часовая башня (не та, что в библиотеке, а как на Монпарнасе!), то с нее бы он тоже не увидал ничего интересного. Все пустое. Разве что... море. В Париже Хьюго моря не видел. Надо будет сходить. Потом...
Не в силах больше смотреть в окно и не видеть там чего-то родного - давно кстати он так не тосковал, даже на Неверлэнде - он отвернулся и сел снова на край койки Лаури, еще раз тем же способом проверил жар. Кажется, хоть немного спал.
- Так-то лучше. Не надо тебе болеть. Так что крепись, - прошептал Хью и еле заметно улыбнулся снисходительно. Зевнув, он придвинулся к стене и забрался на кровать с ногами, оставил тапочки на полу. В окно пробивался свет Луны... Иногда мальчик начинал клевать носом, и ему снились едва различимые кадры "путешествия на Луну". Хьюго тряс головой, стараясь выкинуть из нее воспоминания о папа Жорже. Но едва ли это было возможно.
Да и сейчас у него не было сил на обиды, и он вспоминал только хорошие моменты - загадочные полуулыбки старика, фокусы с картами, жесты, которые обычно делают дедушки...
Возможно, не за горами тот день, когда мальчик пожалеет, что сбежал... что снова лишился семьи...
Он глянул на Лаури и снова поправил его одеяло. Всю ночь он следил за больным и только к утру не выдержал, все-таки уснул. На сей раз кошмаров не было, только полный покой...

+1

12

Мальчик все еще не мог поверить, что все, что он так любил, и чем дорожил – обратилось в прах, словно действительно мальчишка был всегда Лаури Лееви, пухлощеким светловолосым мальчишкой, а не Муми-троллем. И не было у него никогда любящих родителей и верных друзей, ему это все приснилось. Некоторые сны бывают настолько реалистичны, что кажется, будто это все происходило на самом деле и человек начинает свято верить в это. С Лееви всё было именно так. Но все же он не хотел верить в это, ему так хотелось вернуться в тот прекрасный мир, где у него не было никаких забот, что ни день, то праздник, а  здесь каждый день как будто в аду, приходится буквально бороться за свою жизнь, отвоевывать свою честь, иначе рискуешь опуститься на самое дно. Как ни странно, положение, в котором оказался Лаури – не самое худшее. Страшно представить, что же может быть хуже? Смерть? Нет, это намного лучше, иногда мальчик видел в смерти свое спасение, но не решался покончить с собой, ведь они же закопают его как собаку, не похоронят по-человечески, ведь они, наверное, даже не знают, как это, по-человечески. Такой смерти он не желал. Все же мальчик очень любил себя и знал, что на самом деле он достоин большего.
Все еще не теряя надежды, мальчик бросился дальше, в надежде разыскать хоть кого-то в родных местах, но как назло никого не было, ни единой живой души, как будто тут никогда никого не было. Лееви лишь обреченно вздохнул, наконец, смирившись, что это все-таки был сон, и больше нет смысла пытаться кого-то или что-то найти. Теперь он обречен на одиночество.
Внезапно небо затянуло тучами, Лаури даже удивился, ведь пару мгновений назад небо было ясным, а сейчас возникало такое чувство, будто надвигается ужасная гроза, а укрыться негде. «Этого еще не хватало» - мальчик осмотрелся, надеясь найти хоть какое-то укрытие. Сильный порыв ветра, казалось, вот-вот собьет мальчишку с ног. Где-то упало дерево. Лаури лишь дрожал, то ли от холода, то ли от страха. Упав на траву, он ждал, когда ветер хоть немного утихнет. Идти просто не было сил. Еще немного и всё стихло. Мальчишка поднялся с земли. Увиденное повергло его в шок. Перед ним был тот же Муми-дален, но теперь он не пустовал, дома вернулись на свое законное место. Вот, неподалеку, виднелся и его дом. Ни секунды не раздумывая, он бросился туда, надеясь, что и его обитатели тоже на месте. Вблизи родной дом выглядел весьма устрашающе: выбитые стекла, облупившаяся краска на стенах, и паутина везде. Нетрудно было догадаться, что здесь никто больше не живет. Оставалось только плакать от безнадеги и бессилия.
- За что? Разве я не заслужил счастья? – от боли хотелось кричать.

Лаури очнулся. Снова этот белый потолок. Кажется, он снова в лазарете приюта. Было весьма досадно снова вернуться из долины в это ужасное место, хотя сейчас там не намного лучше, ну хоть, по крайней мере, нет злых сверстников.
- Хьюго? – мальчик заметил чей-то силуэт у своей кровати. Он и сам не знал, зачем окликнул его, просто не хотелось сейчас оставаться одному. Да и вообще оставаться здесь не было никого желания – когда мы уйдем отсюда?

+1

13

Луари еще какое-то время спал и бредил. Хьюго чуть дремал, но старался не засыпать. Что же снится его новому другу, что он так переживает? Может, еще раз проверить ему температуру?.. Нет, не стоит, он так ворочается, что может сломать градусник и тем навредить себе. Кабре вздохнул и попытался прижать светловолосого покрепче к кровати, надеясь, что это на время его угомонит. Лаури и правда немного притих, перестал метаться. Но чуть не плакал во сне, и Хьюго совсем не знал, что с этим сделать.
Но вот, наконец, пухлячок успокоился немного... и даже проснулся.
- Хьюго? Когда мы уйдем отсюда? - спросил он, с надеждой глядя на темноволосого, и Хьюго не знал, чтобы ответить, лишь бы кудрявый блондин успокоился и не занервничал еще больше. Нервно облизнув губы, он поразмыслил, положил на плечи Лаури ладони и начал медленно, спокойно говорить:
-Тише, тише. Успокойся. Мы уйдем завтра или послезавтра, если у тебя не спадет жар. Сейчас тебя лихорадит, и потому нам рано уходить. Не волнуйся, теперь никто не сможет тебя обидеть. Кто попробует - получит в нос. А пока тебе нужно поспать. Все будет хорошо, без тебя я не сбегу один, честно, - сказал Хьюго и поправил одеяло другу, а потом пошел устроиться на своей кровати.
Он так и не уснул этой ночи, следя за Лееви. Готовый в любую минуту позвать снова медсестру. Вскоре тьма за окном начала бледнеть, и постепенно наступил рассвет. Поначалу цвета были какие-то грязноватые и тусклые, совсем некрасивые, и только звездочки поблескивали на этом чумазом полотне. Хью надоело лежать, и он сел на кровати, стал смотреть в окно на зачинающуюся зарю. Постепенно цвета стали куда приятнее. Темно-серый перелился в нежно-голубой, а кое-где проглядывали оранжевые и розовые оттенки, над горизонтом выглянул краешек алого солнца. День обещал быть долгим, сейчас он еще вполне бодрым. Но что будет через два-три часа?..

+1

14

-Тише, тише. Успокойся. Мы уйдем завтра или послезавтра, если у тебя не спадет жар. Сейчас тебя лихорадит, и потому нам рано уходить. Не волнуйся, теперь никто не сможет тебя обидеть. Кто попробует - получит в нос. А пока тебе нужно поспать. Все будет хорошо, без тебя я не сбегу один, честно.
Лаури облегченно вздохнул, решив, что именно завтра они должны во что бы то ни стало, сбежать отсюда, даже если жар не спадет. Мальчишке было плевать на свое здоровье, он лишь желал покинуть приют как можно быстрее.
Вскоре, он снова уснул.

Утром Лееви проснулся, надеясь вскоре сбежать отсюда. Мальчишка увидел, что Хьюго тоже не спал, всматриваясь куда-то вдаль. "Интересно, о чем он сейчас думает?"
- Тебя что-то тревожит? - Лаури надеялся, что это ему так показалось, а на самом деле всё хорошо, но кто знает.
- Когда мы уйдем наконец? Мне уже намного лучше. Ты и представить себе не можешь как мне здесь плохо... - мальчишке казалось, что он уже достал своего нового друга нытьем, но ничего не мог с собой поделать.
Поднявшись с кровати, Лееви подошел к Кабре и приобнял его. Он и сам не знал зачем, просто сейчас ему так захотелось дружеских объятий, как в старые добрые времена. Вдруг Лаури отшатнулся.
- Прости, я, кажется, забылся. - сев на кровать, мальчик расплакался. Ему было очень больно оттого, что сейчас даже не то, что ему некого обнять, а и его самого никто больше не обнимет.

Отредактировано Lauri Leevi (2014-12-05 20:03:50)

+1

15

Итак, Лаури уснул, а проснулся через несколько часов. Уставший и немного более бледный чем обычно, Хьюго сидел на кровати и смотрел в одну точку, пока не заметил, что его новый друг зашевелился. Не успел Кабре натянуть улыбку и поприветствовать блондина фразой вроде "доброе утро", как тот вдруг спросил:
- Тебя что-то тревожит?
Хьюго удивленно моргнул. Он такого не ожидал. "Надо же, какой проницательный. Кажется, Питер говорил, что местные жители - герои сказок. Интересно, кто же такой Лаури Лееви. Хм, а может просто спросить его?"
- Нет, ничего. Просто не выспался,- спокойно ответил Хьюго и довольно уже убедительно улыбнулся.
- Когда мы уйдем наконец? Мне уже намного лучше. Ты и представить себе не можешь как мне здесь плохо... - снова завздыхал и засуетился светловолосый парнишка. Хьюго снисходительно, мягко усмехнулся.
- Какой же ты нетерпеливый. Успокойся! Я обещал - значит, сделаю. Просто подожди пару часов. Помнишь, я говорил, что должен одну вещицу найти? Вот. Я обыщу это место, и потом пойдем. Главное, постарайся не отходить от меня далеко, хорошо? Я буду присматривать за тобой. Чтоб если что навалять тому, кто к тебе прикопается, - Хьюго подошел к Лаури, шутливо слегка щелкнул его по лбу, а потом принялся искать свою одежду. Только он нашел свои вещи, чтобы переодеться, как Лаури вдруг подошел и обнял его. "Неужели он так быстро ко мне привязался?" - удивился мысленно Хью, но ничего не сказал вслух. Не успел же он повернуться и тоже обнять новоявленного друга, как тот вдруг смутился, отошел, сел на кровать и... заплакал. Раз наверно сотый за полтора суток, что они знакомы. Хьюго несколько раз моргнул, запустил пальцы в волосы. Ну что за беда с этим чудиком? Видеть эти слезы было как-то неожиданно больно и горько для Тик-Така. Как бы наконец его успокоить?..
Воришка смущенно отвел взгляд к окну, потом что-то еле слышно помычал и подошел к Лаури, сел рядом и обнял его.
- Все хорошо. Ничего ты не забылся, мне... даже приятно. На Неверлэнде... мальчишки больше дурачатся... Мало кто там любит обниматься, - Хьюго не врал. Он давно никого не обнимал, и его тоже. Его забавлял и умилял этот сентиментальный чудик. Приобнимая его, Хью похлопал Лаури по плечу.
- Так, я знаю один секрет этого города. Здешние жители - родом из сказок. Расскажешь мне, откуда и кто ты, Лаури? -
Широко и дружелюбно улыбаясь, темноволосый взлохматил белокурые кудри приятеля. Удивительно, но Хьюго, у которого никогда никаких братьев и сестер не было, чувствовал себя рядом с этим нервным бедолагой кем-то вроде старшего брата.

+1

16

- Все хорошо. Ничего ты не забылся, мне... даже приятно. На Неверлэнде... мальчишки больше дурачатся... Мало кто там любит обниматься.
- Правда? – Лаури вытер слезы. Но ему все еще было очень грустно от того, что из родных и друзей его никто не обнимет и больше не скажет доброго слова. Всё закончилось, остается только вспоминать об этом. Всю жизнь жить одними воспоминаниями. А можно ли это назвать жизнью вовсе? Просыпаться с мыслью, что всё самое дорогое, что было у тебя, ты потерял и его никогда не вернуть. Жить с мыслью, что где-то там находятся твои родные, которых ты больше никогда не увидишь, никогда не обнимешь, не поговоришь с ними. А, может быть, они уже забыли о Муми-тролле? Решили его похоронить в глубинах своих душ, дабы не тревожиться о нем боле?
Но Лаури Лееви, как теперь зовут обитателя сказочной долины, не забыл ничего. Он помнит всё. Эти воспоминания будут всегда тревожить его память, где бы и кем он ни был. Теперь он – человек, который просто обречен на вечное одиночество, но только вот не понятно, за что? Ведь обычно судьба наказывает тех, кто совершил что-то чудовищное. Кому же он мог так навредить, чтоб получить столь суровое наказание? Каждый день он просыпается, но теперь это не имеет смысла, ведь морально Лаури мёртв. Он умер, попав в этот мир. И тело и душа развеялись прахом, осталось лишь чьё-то тело. «Интересно, а кто был обладателем этого облика до меня?» - мальчишку не раз беспокоил этот вопрос. Ему было интересно, за что кого-то лишили тела ради того, чтоб наказать какого-то Муми-тролля? Судя по внешности, это был добродушный человек. Такая внешность не может быть у злых людей.
- Так, я знаю один секрет этого города. Здешние жители - родом из сказок. Расскажешь мне, откуда и кто ты, Лаури?
Ну вот, снова надо всё вспоминать, увеличивая количество душевных ран. Кажется, это никогда не закончится. Муми жалел, что может всё помнить, ему очень хотелось всё это позабыть и не мучиться.
- Я – Муми-тролль. Из Долины Муми-троллей.
Вот и всё, вновь на мальчишку нахлынули воспоминания. Пряча глаза за кудрявой чёлкой, он еле сдерживал слезы.

+1

17

- Правда?
Кудрявый, наконец, утер слезы. Но похоже, как следует он пока не собирался успокаиваться. Что-то его очень терзало. И Кабре вообще не знал, что же сделать. Ему подсказывало чутье, что он вот-вот опять разревется. Какого рожна происходит в этом городе, в этом приюте?..
- Я – Муми-тролль. Из Долины Муми-троллей.
Да, и правда. Вот опять он чуть не плачет. "Лучше пока больше ничего спрашивать не буду... А то вообще доведу беднягу до большей лихорадки. Не стоит терять время!"- подумал Хьюго и похлопал нового друга по плечу:
- Прости. Ты явно не готов к откровенным разговорам. Мне не стоило спрашивать, оставим это не потом, - мальчик попытался ободряюще улыбнуться. - Давай соберемся-ка с мыслями. Только не плачь, хорошо? Если так хочешь отсюда уйти - надо воспрянуть духом, а то ты только больше заболеешь, и нам придется задержаться все же.
Он чувствовал себя птицей. Маленьким воробьем - маленьким, но бойким и нахальным. И не будь он Хьюго, если не заставит этого мальчишку наконец подняться с колен! Хватит терпеть дурное обращение!.. М... а что если отвести его в случае чего к той женщине? Она, похоже, довольно одинока... И этот кудрявый блондин тоже. Да, наверно, очень странно вести кого-то в гости к человеку, в чьем фамильном склепе заночевал без разрешения. Но ночевал-то ты, а не твой друг. Последнему нужна забота. И что-то было в ее взгляде того, что заставило Хьюго поверить - она будет рада о ком-то позаботиться...
Итак, наконец он смог переодеться снова в свои пожитки.
- У тебя есть еще вещи? Ты же не всегда в пижаме ходишь, верно? Постарайся собрать все, что есть. Заранее. Как можно быстрее. Потому что надо быть готовыми сорваться отсюда в любой момент. Я присматриваю за тобой. Если кто полезет - получит в лоб.
Он подмигнул блондину, щелкнул слегка по лбу пальцем и вышел из лазарета...

+1

18

- У тебя есть еще вещи? Ты же не всегда в пижаме ходишь, верно? Постарайся собрать все, что есть. Заранее. Как можно быстрее. Потому что надо быть готовыми сорваться отсюда в любой момент. Я присматриваю за тобой. Если кто полезет - получит в лоб.
- Хорошо.
Казалось, что счастливее момента в жизни Лееви не было. Он наконец-то покинет это ужасающее место, и наконец-то начнет жить, ни о чем более не беспокоясь. Но, наверное, все же не стоит раньше времени радоваться, ведь обычно потом все идет сикось-накось, а этого Лаури очень не хотелось. Поднявшись с кровати, мальчик поспешил забрать свои вещи, благо, их совсем мало. Хотя, они ему были не нужны, ему и в пижаме было весьма комфортно. Главное, не нарваться на здешних хулиганов.
В коридорах, на удивление, тихо. Тем лучше. Мальчик шел дальше. Осталось совсем немного. Он заберет свои вещи и поспешит к Хьюго, и тогда дело останется за малым. Даже немного грустно от этого. Наверное, это оттого, что он привык к этим местам, хоть они столько боли и страданий ему принесли. Но теперь он сможет забыть об этом всем, наконец-то вырвавшись на свободу. Хотя сама свобода его тоже пугала. У него нет дома. Из знакомых только Кабре, и нет гарантии, что тот не бросит его, променяв на более интересного друга. Вот и комната. Осторожно войдя, мальчишка, не обращая внимания на сверстников, находящихся там. Те, конечно, посчитали своим долгом выкрикнуть что-то обидное в адрес мальчика, но тот уже не обращал на них внимания, зная, что видит их лица в последний раз.
Забрав все нужное, мальчик поспешил к другу. Сердце бешено колотилось в предвкушении чего-то нового, неизведанного. Такое смешанное чувство, с одной стороны, хочется петь от радости, что наконец-то весь этот кошмар закончится, а с другой, не ясно, какая жизнь начнется за пределами приюта. Может быть там всё куда хуже? Но отступить, и остаться здесь было бы весьма глупо.
- Хьюго, я забрал вещи.
Больше всего мальчик боялся, что друг, с печальной улыбкой скажет, что ничего не выйдет, или, что передумал. Лаури молил Бога, хоть и не верил в его существование, чтоб им удалось сбежать отсбда на поиски лучшей жизни, пусть они и не будут легкими, но лучше жить, ища что-то более прекрасное, пусть даже прожить всю жизнь в таких поисках, но не топтаться на одном месте.

+1

19

Итак, Хьюго ушел искать орех в комнатах приюта, а Лаури отправился собирать вещи. День был вполне спокойный, и к Хью никто не лез. Однако ничего похоже на орех или любую другую золотую вещь мальчику найти не удалось. Вздохнув, он отправился на завтрак. Овсянка и сыр, староватый и сухой. Тоска... В окно пробивались лучи солнца. Хьюго лениво пил какао-напиток, сильно разбавленный молоком и очень сладкий. "Фи, как приторно!"
Он привык к крепкому кофе, который пил на вокзале восемьдесят лет назад и крепкому чаю из разных растений, которые росли на Неверлэнде. Там вообще питание было странноватым. Но тем не менее, на удивление насыщенным. И, несмотря на то, что остров населяли дети, они не особо часто ели сладости. По крайней мере. лакомствами обычно служили тропические фрукты. И это нравилось дикарям, сорванцам-Потерянным Мальчишкам. Многие из них уже позабыли, что за пища в обычных человеческих домах, забыли, что такое каша-размазня серого цвета и эти непонятные кусочки бледно-желтого полусухого сыра. Он вздохнул, закончил с завтраком и помыл за собой тарелку, а потом отправился в комнату медпункта. Поскорее бы смыться отсюда. Но без Муми-тролля он не уйдет. Обещал ведь. Да и жалко оставлять его тут... чтоб окончательно затюкали. Кошмар...
Но куда же тогда его девать? К тому же, он не совсем здоров, кажется. Нужно, чтоб о нем позаботился кто-то взрослый. Действительно позаботился, а не сунул подмышку градусник, скорчив зверскую мину. Кабре покачал головой. И тут в его "светлую" голову пришла гениальная мысль. Реджина Миллс! Хоть он тогда и сбежал, сам не зная, почему, но он почувствовал, что детям она вредить не станет и вообще детей вроде как очень любит. Так что если рассказать ей про обращение к детям в приюте, она не откажется посмотреть за бедным кудряшом. Точно. Решено. А когда придет время, Хью заберет Лаури. Если, конечно, тот захочет.
Вот, наконец, Лаури пришел на "место тайной встречи".
- Хьюго, я забрал вещи, - пролепетал блондин. Хьюго ободряюще улыбнулся, поднялся с кушетки и подошел к новоявленному другу.
- Отлично. Я как раз вспомнил, куда можно нам пойти. Уходим. Только осторожно, не суетись. Нужно уйти не заметно, так что старайся не подавать виду, что мы задумали побег... - прошептал Тик-Так и взъерошил светлые кудри. Потом прихватил зачем-то какую-то книжку, даже не глядя на название и вывел Муми-тролля во двор приюта, вместе со всеми - пришло время общей прогулки по территории. Сначала он посадил недоумевающего блондина на скамейку, а сам сел так, чтоб никто не заметил бедственный скарб друга. А затем принялся читать ему вслух с деловитым видом. Вскоре - через пять минут - скорчил мину, отложил книжку. Только все ушли в другую часть двора, как Хью вскочил со скамейки, потащил друга за собой и, делая вид, будто играет с ним в салочки, вывел за территорию забора. И наконец, дал деру, махнув рукой, чтоб Лаури бежал следом. Отбежав на приличное расстояние, он остановился и движением руки остановил запыхавшегося приятеля. Вспомнив, в какую сторону идти, он усмехнулся.
- Теперь надо идти спокойно и постарайся непринужденно болтать. Будто мы просто гуляем, как обычная парочка приятелей. Никто не должен заподозрить, что мы беглые.
Но у Муми явно был не тот настрой, чтобы болтать о пустяках. Тогда Кабре усмехнулся. Тогда он сам начал рассказывать что-то про механизмы часов - он обожал разговаривать об этом. Наконец, они добрались до дома мэра, и мальчик робко постучался. "Надеюсь, она не откажет! Может, она и добрая, но в любом случае мы ей чужие..." - нервничал Кабре и поглядывал на Муми-тролля.

+1

20

Они ждали пока все уйдут в другую часть двора. Ожидание было просто мучительным. Потом под видом игры в салочки Лаури и Хью поспешили покинуть территорию приюта. Мальчики на полпути к свободе. Скоро все их кошмары закончатся. Главное, чтоб никто ничего не заподозрил. Дети в этом приюте злы и жестоки, чуть что – сдадут с потрохами и будут радоваться, что создали кому-то проблемы. К сожалению, здесь, доносить на других – норма. Без этого – никак. Так многие воспитанники набиваются к воспитателям в любимчики. Это ужасно, но многие готовы пойти на все, дабы заслужить хоть чье-то уважение и одобрение. Все они попали в приют не от хорошей жизни, поэтому они вправе считать, что поступают таким образом правильно. С такой собачьей жизнью очень трудно оставаться добрым. Еще сложнее – сохранить в себе все человеческое.
Ну вот и все. Теперь Хьюго приказал Лаури вести себя непринужденно, но это было очень сложно. Благо, Кабре нашел выход из этой ситуации. Лаури слушал рассказ друга о часах и разных механизмах, и был очень удивлен тому, что в столь юном возрасте Хьюго столько всего знает. На несколько минут он смог отвлечься и даже перестал волноваться. Вот они подошли к чьему-то дому и друг постучал в дверь. Теперь все зависит от того, захочет ли этот человек им помочь. Казалось, что это сон и что все не может быть так хорошо. Обязательно должно случиться что-то плохое. А, может быть, и нет. Лееви в который раз ругал себя за свой пессимизм, но ничего не мог поделать. Обычно, когда он верил в лучшее, все шло наперекосяк. Так что утверждение о том, что мысли материальны – весьма ошибочно.
Он удивлялся решимости Кабре. Ах, если бы не этот мальчуган, то Лаури и думать бы не смог о побеге. Мальчик пообещал себе, что рано или поздно, обязательно отблагодарит друга. Он не знал как, но точно знал, что в долгу не останется. Лаури спрятался за другом. Страх одолевал его. Нет, трусом он себя не считал, но все же. Снова, мысленно отругав себя за такое, мальчик встал рядом с другом. В голову лезли всякие мысли, которые не позволяли мальчику расслабиться. Лееви злился на самого себя. Интересно, не откажут ли двум сиротам в помощи? Нужно сделать так, чтоб не отказали. Было очень страшно, но светловолосый пытался перебороть тот страх, надеясь, что все обойдется и уже через несколько минут он будет счастлив. Он уйдет в другую жизнь, где все иначе, и лишь изредка, с улыбкой, будет оглядываться в прошлое. Тогда он поверит, что жизнь прекрасна. Да вот только что ждет их в той жизни – неизвестно, но это даже хорошо. Главное, что это будет новая жизнь, начатая с чистого листа. Нужно просто попытаться стереть прошлое из своей памяти.

+1

21

Вечер, несмотря на все последние события, протекал мирно и тихо, как, в общем-то, и весь день. Реджине даже удалось расслабиться и на некоторое время забыть обо всем, что имело место быть в Сторибруке в прошедшие несколько дней. Двадцать восемь лет рутинной жизни без происшествий и особых изменений теперь стали всего лишь приятным воспоминанием, и теперь чуть ли не каждый день приходилось предотвращать очередной кризис, к счастью, на этот случай у них всегда был принц Чарминг в компании с Белоснежкой и их ненаглядной дочерью, у которой в каждой бочке затычка и неконтролируемая тяга спасать всех и каждого без исключения.
Темноволосая устало потерла виски и сделала еще один глоток вина, мысленно пытаясь перевести свое внимание на нейтральную тему, что она делала весь вечер, но в конечном счете она все равно возвращалась мыслями к своей падчерице и ее дочери-спасительнице. Сколько бы она в последнее время не пыталась отвлечься, столько все ее попытки проваливались, и Миллс неизменно обдумывала то, как смогла допустить провал такого прекрасного плана.
Она посмотрела в сторону кухни, раздумывая, не приготовить ли что-нибудь, но на плите уже стояла лазанья, приготовленная Реджиной раннее вечером и по-прежнему нетронутая. Она по привычка готовила и на себя, и на Генри и заканчивалось все обычно тем, блюда оказывались в помойке. Если бы мэра Миллс заботило неразумное распределение и трата продуктов, но она больше расстраивалась из-за потраченного на готовку времени, но это занятие хотя бы отвлекало и развлекало женщину.
От не самых радостных мыслей Реджину отвлек негромкий стук в дверь, и на несколько секунд в ее сердце затеплилась надежда на то, что ее сын все же решился вернуться домой, но она тут же сказала себе, что у него есть новый дом с новой идеальной семьей, так что нечего попусту лелеять глупую надежду. Женщина отодвинула бокал с вином подальше от края стола и направилась к входной двери, гадая, кто же скрывается за ней. Реджина надеялась на то, что ее не ждет толпа разгневанных жителей Сторибрука, решивших совершить очередной рейд на ее дом, впрочем, они вряд ли бы стали столь интеллигентно стучать. Темноволосая, открыв дверь, была удивлена и одновременно обнаружить на пороге своего дома Хьюго Кабре – его имени среди предполагаемых вариантов ночного гостя не было.
– Хьюго? – она прекрасно помнила мальчика, которого буквально на днях обнаружила в своем собственном склепе посреди ночи, но тем не менее была крайне удивлена его появлением, да еще и в такой поздний час ночи, к тому же в компании светловолосого мальчика. – У тебя все в порядке? – Миллс предполагала, что они еще встретятся и даже надеялась, что этой произойдет в скором времени по той простой причине, что хотела удостовериться в том, что с Хьюго ничего не приключиться во время пребывания в Сторибруке. Злая Королева прониклась заботой о мальчике за всего лишь один вечер и перед тем, как он покинул ее дом, она сказала, что ее двери для него всегда открыты, и она с радостью примет его, но предполагала, что их пути не так уж скоро и пересекутся, если вообще пересекутся.
– И кто твой друг? – темноволосая перевела взгляд на стоявшего позади Хьюго мальчика, который казался примерно его же возраста, быть может немного помладше. Реджина сочла, что он также относится к приспешникам Питера Пэна, ведь откуда бы ему еще взяться? На несколько секунд ей даже стало интересно то, каким образом группка мальчишек способна выживать в течение нескольких лет, а то и десятков лет, ведь в Неверлэнде не взрослеют, при этом у них все было более или менее благополучно. По всей видимости, инстинкт самосохранения срабатывал, что позволяло им выживать, к тому же многие из жителей острова лишь внешне были детьми, а на деле многие прожили на этом свете побольше Реджины, что, впрочем, не заставляло женщину их опасаться, ведь в конечном счете они были всего лишь детьми.
– Заходите в дом. – Реджина открыла пошире дверь, пропуская детей внутрь. – Сейчас опять начнется дождь. – который весь день шел с переменным успехом. Миллс догадывалась, что Хьюго оказался именно на ее пороге вовсе не потому что хотел поболтать о погоде или узнать, как прошел ее день, а вероятнее всего хотел попросить помощи, чему она была рада, если говорит откровенно. Она слишком привыкла к своему статусу и приставке «Злая», как и к тому, что у нее помощи никогда не просят, а наоборот ждут лишь того, что она будет вставлять палки в колеса, даже Генри обычно предпочитал разбираться со всем сам, ну или просить помощи у своей биологической матери, когда такая возможность появилась. – Только вытрите ноги об коврик. – на улице было сыро, а оттирать полы и ковры в светлых тонах Реджине совсем не хотелось. – Итак, чем же я могу тебе.. вам помочь? – задала интересующий ее вопрос мэр Миллс, прикрывая за вошедшими гостями дверь.

+2

22

Хьюго уж и не надеялся, что Реджина откроет - мало ли, вдруг ее нет дома?.. Но нет, чудо свершилось. Приоткрылась дверь, показалась из-за нее удивленная хозяйка:
– Хьюго? - похоже, его она не ждала. Впрочем, не сказать, что встретила злобно, даже наоборот.
- Здравствуйте, Реджина. Простите, что так поздно. Моему другу... ну, мне тоже, но ему больше - нужна помощь, - вполголоса сказал Кабре. Он очень надеялся, что эта королевского вида особа умилится при виде Лаури, хоть и не походила внешне на особо сентиментального человека. Но ведь его она тогда не прибила, и даже в свой дом позвала, а ведь он залез в ее склеп.
– У тебя все в порядке? - спросила мисс Миллс.
Хьюго как мог обворожительно и смущенно улыбнулся - тот еще пройдошка, умел сыграть невинность. Сложно правда сказать, был ли он внутри наоборот гнилым вовсе или же... да нет, на самом-то деле он оставался тем же наивным, сверхэмоциональным ребенком, который нашел себе кумира, да не понял, что пример для подражания вовсе не тот, за кого себя выдает. Да, Кабре хитрил, прикидывался, дабы Питер продолжал доверять ему, творил глупости. Но нельзя сказать, что он позволил бы себе сделать действительно большое зло. Пойми он, что Питер просит о чем-то, что идет в разрез с внутренними устоями мальчишки - он бы заподозрил неладно и начал внимательнее присматриваться. И все же пока Хьюго не ведает правды...
Так о чем мы там?..
- Да, со мной все в порядке. Просто вчера меня поймали и притащили в приют. Ужасное место! Что воспитатели, что дети... как хищные звери. Я познакомился там с Лаури. Лаури сказал, что... дети пытались его задушить ночью подушкой. А потом его выпорол учитель, думая, что тот спит сверх меры, проигнорировав звонок на подъем. Я не мог... оставить его там. Мы сбежали. Простите, что привел его к вам. Но... прошу вас, Реджина. Не гоните его. Я... я знаю, у вас доброе сердце. Иначе вы бы тогда не впустили меня в свой дом! - Хьюго посмотрел прямо в глаза женщине. Глаза цвета темного горячего, свежего кофе, символ уютного дома. И затаил дыхание.

офф

прошу прощения, что таааак долго и так мало >< давно не писал от персонажа посты.

Отредактировано Thief Tick-Tock (2015-04-26 22:44:21)

+2

23

Реджина не позволяла себе признаваться в том, что была бы рада, если бы Хьюго еще раз очутился на пороге ее дома, тем не менее старалась об этом лишний раз не думать. Обосновывала женщина это тем, что она от силы знала мальчика несколько суток и не отличалась склонностью проникаться симпатией к каждому встречному, впрочем, дело касалось ребенка, брошенного всеми и впервые очутившемся в Сторибруке. Конечно, можно было сослаться на тот факт, что женщину попросту заинтересовали планы Питера Пэна, о которых ее новый знакомый был весьма неплохо осведомлен, но на деле стоило признать, что она получила всю или почти всю информацию и о лидере потерянных мальчишек, и о волшебном орехе Кракатук еще в вечер их знакомства, впрочем, мэр Миллс предпочитала игнорировать этот факт, не желая признавать, как ей самой казалось, собственные слабости. Реджина вообще старалась не задумываться о собственных мотивах и причинах проявления несвойственного ей сострадания и доброты лишний раз, быть может, это всего лишь отголоски юной Реджины, верившей в силу любви, доброту и счастливый финал.
– Здравствуйте, Реджина. Простите, что так поздно. Моему другу... ну, мне тоже, но ему больше - нужна помощь, – темноволосая оставляет саркастичный комментарий о том, что она догадалась, что Хьюго со своим другом не на чай с яблочным пирогом к ней заглянули, все же язвительность стоило приберечь для Белоснежки и ее семьи или для Ротбарта.
– Ничего страшного, все в порядке. Я же говорила, что ты можешь вернуться в мой дом в любой момент. – темноволосая не лукавила ни на долю секунды, делая это предложение, как и не делала его из банального желания показаться хорошо воспитанной. Ее Величество действительно предложила Хьюго пристанище без всякой задней мысли, хоть и самой себе объясняла это тем, что детям не стоит слоняться по Сторибруку без присмотра, ведь в городке и без того достаточно проблем.
– Да, со мной все в порядке. Просто вчера меня поймали и притащили в приют. Ужасное место! Что воспитатели, что дети... как хищные звери. Я познакомился там с Лаури. Лаури сказал, что... дети пытались его задушить ночью подушкой. А потом его выпорол учитель, думая, что тот спит сверх меры, проигнорировав звонок на подъем. Я не мог... оставить его там. Мы сбежали. Простите, что привел его к вам. Но... прошу вас, Реджина. Не гоните его. Я... я знаю, у вас доброе сердце. Иначе вы бы тогда не впустили меня в свой дом! – она внимательно слушала и не перебивала.
Реджина не слишком интересовалась делами местного детского приюта в последнее время, хоть и периодически навещала его в прошлом, но с появлением Эммы Свон и той цепью событий, которую она привела в действие, у нее попросту не оставалось ни времени, ни сил ни на что, кроме борьбы со Спасительницей. То они боролись за Генри, то за справедливость, то еще за что. В любой случае мэр явно допустила промах, забросив дела приюта и позволив ему превратиться в столь ужасное место – в том, что мальчик говорил правду темноволосая не сомневалась, а ее воображение уже нарисовало живописные картины жизни в приюте.
У нее доброе сердце? Реджине даже не верится в то, что она слышит эти слова, она и не помнит, кто ей говорил их в последний раз, наверное, ее покойный отец, когда в очередной раз пытался убедить дочь в том, что выбранный ею путь мести это неправильный выбор, но темноволосая его не слушала. Хьюго знал ее слишком недолго, к тому же не знал всех тех историй, что были связаны с личностью Злой Королевы, так что ему невдомек, что ее сердце уже давным-давно почернело. Она сделала осознанный выбор, решив лишить свою падчерицу всего, что ей было дорого, но это не мешало темноволосой время от времени задаваться вопросом, а не была бы ее собственная жизнь спокойнее и, самое главное, счастливее, если бы она отпустила ту боль от потери Дэниэла, тем не менее для этого слишком поздно. Но Реджина не намерена отказывать детям в их просьбе, наверное, крупицы доброты и света все же остались даже в Злой Королеве, поскольку она знает, что никак не может отправить двух сирот скитаться по городу в поиске безопасного места.
– Хорошо. Хьюго, Лаури, – женщина перевела взгляд с одного мальчика на другого. – Вы можете остаться здесь, я приготовлю еще одну гостевую спальню. – в доме мэра Миллс их было целых три, правда, неизвестно для чего – Реджине и Генри итак места было предостаточно, и женщина, честно говоря, в таком большом доме чувствовала себя слишком уж одинокой, несмотря на обилие комнат, безделушек, диванных подушек и прочих атрибутов интерьера, одиночество стало особенно невыносимым после того, как Генри покинул родной дом. – Подушкой? – переспрашивает темноволосая, при это сохраняя спокойное, быть может, несколько удивленное лицо. Она была наслышана о детской жестокости, что уж там, она встречалась с ней лицом к лицу, но в случае с Белоснежкой она была невольной, а в случае с детьми из приюта.. Словом, Реджина верила в то, что каждой слово Хьюго было правдивым, и понимала, что она никак не могла отослать двух детей в подобное место. – Думаю, что мне необходимо приглядеться к приюту. – эта фраза была скорее мыслями, озвученными вслух, не предназначавшимися для Лаури и Хьюго, но темноволосая действительно хотела присмотреться к приюту.

+4

24

Реджина сразу понравилась Лаури. Он не знал почему, но чувствовал, что она не предаст и не оставит их наедине с бедой. Да, Лееви всегда чувствовал таких людей, он вообще почти всегда мог отличить хорошего человека от плохого, а что самое главное - почти никогда не ошибался. Теперь мальчик мог даже облегченно вздохнуть. Конечно, нет надежды на возвращение в свой мир, но зато есть свобода, которая сможет подарить ему шанс вернуться к родным. Лау понимал, что, скорее всего, будет нелегко, но он готов был терпеть сколько нужно, чтоб в один прекрасный день открыть глаза и, наконец-то понять, что счастье есть и прямо сейчас оно пришло к юному Лееви.
Муми тихо вздохнул, в глубине души опасаясь, что все же эта женщина не такая добрая как кажется на первый взгляд. Но шли минуты и Реджина уже пригласила мальчиков к себе, обещая помочь. Было ужасно неловко. Лаури всегда чувствовал себя неловко, когда приходилось просить помощи у посторонних. Он привык сам решать свои проблемы, но сейчас он был полностью обессилен. Атмосфера, созданная в приюте, угнетала, подавляла желание жить дальше. Стыдно признаться, но Лаури не раз думал о суициде, но никак не мог решиться, зная, что принесет много боли своим родным. Мысли о доме всегда возвращали его к жизни, хоть и ненадолго. 
Лаури пытался не отходить от друга, все время держась рядом с ним, как будто все же чего-то боялся. Чувство тревги не спешило отпускать мальчика.  Ему было стыдно за свои страхи, но он ничего не мог поделать. Оставалось только надеяться, что у этой истории будет счастливый конец.

Отредактировано Lauri Leevi (2015-07-11 00:02:52)

0

25

...– Ничего страшного, все в порядке. Я же говорила, что ты можешь вернуться в мой дом в любой момент.
С этими словами мисс Миллс впустила их в дом, и Кабре даже вздохнул с облегчением, пошел за ней и поманил за собой приятеля, притягивая его за рукав. Пока мальчишка рассказывал о том, как в приюте обращались с бедным блондином, Реджина молчала и не перебивала, а Лаури прятался за спиной Хью. Хьюго это забавляло, но при этом казалось... печальным. Этот ребенок совсем замкнутый и похоже затюканный. Бедняга. Меланхолик... К тому же он явно не способен на агрессию, а хотя бы малая толика оной - нужна любому Потерянному. Значит, не имеет смысла вести его к Питеру. Ну да не важно. Пусть лучше остается с Реджиной, если она не будет против забрать его к себе насовсем - во-первых, и ей будет не так одиноко - Хьюго отлично видел это в ее глазах - во-вторых, и к нему теперь будет хорошее отношение. Кабре посмотрел на нее, потом снова на Муми-тролля, подтащил за руку и тем мягко заставил встать не позади, а рядом, наровне.
– Хорошо. Хьюго, Лаури. Вы можете остаться здесь, я приготовлю еще одну гостевую спальню, - сказала брюнетка, и Хьюго смущенно улыбнулся:
- Ммм, спасибо. Спасибо большое... ммм... если вы не против, мы были переночевали в одной комнате. Лаури не совсем здоров, видимо, его продуло в этом подвале, и вчера у него была лихорадка... всю ночь. За ним нужно присмотреть, и я б не хотел спускать его наедине... И, если можно, нам бы аптечку, - мальчишка смущенно поковырял носком ботинка пол. - Я не хотел так быстро убегать, но парнишка был совсем на взводе, а я хотел остаться пока он не поправится. Так что хотелось бы воспользоваться градусником, - он показал Лаури на стул, мол, "садись".
– Подушкой? – переспросила Реджина. – Думаю, что мне необходимо приглядеться к приюту.
- Да-да, подушкой, - вздохнул Хьюго, представив эту картину. - Извините, что привел к вам не совсем здорового ребенка, но я правда не знал, куда его отвести еще. Быть Потерянным он точно не готов. Питер, конечно, ругаться бы не стал, - наивный Хьюго... - Но вряд ли этот бедняга сможет помочь нам с Питером найти орех. Да и мы с Питом не самые лучшие медики, еще не доглядим, а он умрет от какой-то мелочи. В первую очередь ему нужна помощь и тепло и в последнюю очередь шататься по городу как я в поисках непонятной вещицы. Я-то уж привык, а он явно нет, - Хью сам не понимал, что за чепуху тараторит, но не вдумывался, а просто болтал без умолку, будто оправдываясь и так, словно они с Реджиной знакомы многие годы, и она ему уж если не мать, но хотя бы дальняя родственница.
В Сторибруке Хьюго стал стремительно "размякать", особенно под ее влиянием...

+1

26

Было немного страшно. Лаури пока что не представлял себе, как будет жить дальше, ведь он привык к приютской жизни, привык прятаться, сидеть, зажавшись в углу и ждать побоев и издёвок, смирившись с вечной ролью жертвы. Противно, конечно, но это жизнь, и она у всех разная: кто-то купается в любви, а кто-то становится изгоем. К сожалению, человек не выбирает, каким ему родиться, а если бы выбирал, то, наверное, на этой планете никогда бы не было несчастных людей. Лееви уже давно привык к полному одиночеству, привык к нелюбви, свыкся с мыслью о том, что больше никто никогда его не обнимет и не скажет теплых слов. Но временами Лаури становилось очень грустно и больно, возникало непреодолимое желание прижаться к кому-нибудь. Обычно, в такие моменты, мальчик уходил в самый дальний уголок приюта и тихо плакал. Пару раз его там заставали мальчишки и, созвав других приютовских, публично высмеивали, не давая бедному Муми-Троллю уйти, заставляя его сгорать от стыда. Нередко мальчик вспоминал свою солнечную долину, свой дом, родителей и друзей, на время мысленно погружаясь туда, но потом снова приходила суровая реальность в виде серых и холодных стен приюта. Да, в приюте всё было иначе, кажется, тут даже солнца не было, по крайней мере, Лаури его не замечал и не чувствовал тепла. Только вечный холод, от которого никуда, увы, не деться. Все здесь было мрачным, блеклым и безжизненным, все было пропитано этой недружелюбной атмосферой. Кажется, что даже природа болезненно реагирует на человеческую враждебность, ведь во всём этом только вина людей. Наверное, когда-то, до постройки приюта, это место было необычайно прекрасным, но потом, пропитавшись негативными эмоциями обитателей, начало потихоньку увядать. Лаури неоднократно пытался привести к жизни природу, посадить цветы, но всё было тщетно: если мальчишки не затаптывали и не срывали цветы, то последние гибли сами, не успевая расцвести. Были попытки завести животное, чтоб хотя бы спастись от одиночества. Однажды сюда как-то забрел кот. Наверное, когда-то он был домашним: кот не пытался сбежать и охотно дал Лееви погладить себя, на шее у животного был ошейник и подвеска с именем, которое наполовину стерлось, но все же мальчику удалось рассмотреть его. Мигель – очень нежное имя, как казалось Лаури. Сам кот был темно-серый, как небо перед сильной грозой, и очень пушистый.
Конечно, в приют бы мальчишку не пустили с котом, потому, Лееви просто устроил своему новому другу уютное местечко, где бы тот мог спать. Пришлось мальчику пожертвовать своим теплым свитером, постелив его в картонной коробке, чтоб Мигелю было мягко и тепло. Конечно, мальчик побаивался, что жестокие приютские дети смогут наткнуться на кота, но все же утешал себя тем, что будет часто наведываться к новому другу, принося что-нибудь поесть. Три дня всё было хорошо, Мигель настолько привязался к Лаури, что даже бежал за ним следом, когда тот уходил, и мальчику стоило немалых сил заставить четвероногого оставаться на месте. Но, все хорошее имеет свойство быстро заканчиваться. Так и случилось: кто-то из мальчишек все же нашел кота. С утра у Лаури было плохое предчувствие. Он хотел как можно быстрее расправиться с завтраком и быстрее пойти к Мигелю. Уже приближаясь к месту, где был «домик» для кота, мальчик услышал истошное «мяу». Все остальное было словно во сне: Лееви увидел как мальчишки ногами пинали его питомца. Впервые мальчик был настолько зол, что сразу бросился с кулаками на обидчиков, но он-то был один, а их – четверо. Нетрудно было предсказать исход этой драки: мальчишки поспешно убегают, оставляя юного Лееви истекать кровью, впрочем, последнему уже все равно, что будет дальше, ведь рядом с ним лежит бездыханный Мигель, которому пришлось намного тяжелее, чем его новому хозяину. Всю неделю, проведенную в больнице, Лиам не мог прийти в себя. Ему было все до жути противно, и совсем не хотелось жить дальше в такой обстановке. Больше Муми-тролль не пытался заводить себе друзей, а когда замечал на территории приюта какое-то животное, то тут же пытался как можно быстрее прогнать его, чтоб уберечь от участи Мигеля.
Сейчас Лаури даже не верил, что спасен. Хьюго не только позаботился о нем, когда тот был болен, но и вытащил из этого ада. Лееви был очень благодарен ему за это. Но новая жизнь пугала своей неизвестностью. Да, кажется, Реджина выглядела вполне дружелюбно, но все равно мальчик не мог предугадать, что творится в душе у этой милой женщины. Сейчас блондин стоял рядом с Хью в полном оцепенении, не зная, куда себя деть. Лаури жутко покраснел, когда Хьюго начал его жалеть, говоря Реджине о том, какой тот бедный и беспомощный. Казалось, что теперь и эта женщина так думает о нем. Сейчас Лееви чувствовал маленьким ребенком, за которым нужен глаз да глаз.
- Не стоит, Хьюго, я здоров, всё хорошо. – Только и смог сказать Лаури, будучи ужасно смущенным.

+2


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ SHADES OF NIGHT » СТОРИБРУК » Эпизод 2.2 - Do you want have an adventure?..


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC