Фан-арт
Дневники
Акции
Канон
Новости
Сюжет
Правила
Профессии
Внешности
Сказки
В Зачарованном Лесу персонажи сказок готовятся к войне. Снежная Королева и Кромешник захватывают все новые и новые территории, погружая их в холод и мрак, а повстанцы всеми силами пытаются помешать злодеям. Эльза, введенная в заблуждение, думает, что ее тетушка - Снежная Королева - освобождает Зачарованный Лес от зла, но Дроссельмейер разубеждает ее и рассказывает правду. Присоединится ли она к повстанцам? Или отправится искать сестру и ее новоиспеченного жениха - Ханса? Дроссельмейер и Зубная Фея с помощью Айлин отправляют в Сторибрук вещь, служащую порталом в их мир, в надежде отправить к себе Спасительницу.
В Сторибруке обнаруживается предмет, содержащий в себе могущественную магию - орех Кракатук, за которым давно охотятся многие персонажи сказок. Кракатук попадает к Урсуле, с помощью него колдунья хочет уничтожить Ротбарта. И не она одна - Одетта рассказывает жителям Сторибрука про волшебное озеро, спрятанное под театром, которое можно использовать, как портал, чтобы отправиться домой. А Реджина пытается вернуть Генри всеми возможными способами...
Вверх
Вниз

ONCE UPON A TIME ❖ SHADES OF NIGHT

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ SHADES OF NIGHT » СТОРИБРУК » Эпизод 1.10 - Gods And Monsters


Эпизод 1.10 - Gods And Monsters

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s7.hostingkartinok.com/uploads/images/2015/02/a23cb21fcfd690a0b73abee4b784d7e4.gif
Gods and Monsters
- - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - - -

МЕСТО И ВРЕМЯ: Коридоры театра в разгар репетиций;

УЧАСТНИКИ: Кристина и Ротбарт ;

О П И С А Н И Е
Монстры живут в каждом из нас - в ком-то они проявляются больше, в ком-то меньше. Кто-то становится настоящим злодеем, а кто-то просто очень любит грубить и взрываться по любому поводу. Но когда два таких человека встречаются... О, тогда все монстры выползают на поверхность.
Очнувшаяся от заклятия, Кристина Сильвертон вспоминает всю свою жизнь. Вспоминает Ротбарта, вспоминает театр, прибавляет к двум два и получает четыре: мистер Нойманн тот еще урод. И просто так забывать об этом факте девушка не собирается, напротив - устроить владельцу театра скандал первый пункт в ее списке дел.

Отредактировано Rothbart (2015-02-13 13:10:47)

+2

2

Все жители Сторибрука были так рады возвращению памяти, что, казалось, вечно будут бегать по улицам городка, кидаясь друг другу в объятья, устраивая посиделки в кафе «У Бабушки» и делясь друг с другом новостями. Кристину от этого тошнило. Она, наверное, единственная мечтала забыть все, что вспомнила, считая, что лучше жить в придуманном кем-то мире, где она – певица в театре, не знающая проблем (ну не считая мистера Нойманна, но к этому мы еще вернемся), а не русалка Элеонора, в прошлом которой есть множество неприятных ей моментов.
Еще тогда, в гримерке театра, когда стена, сдерживающая воспоминания, рухнула, и картинки прошлого замелькали перед глазами Элеоноры, девушка вспомнила все: свою «жертву», годы жизни в одиночестве и полной тишине, встреча с Ротбартом, тогда показавшимся ей добрым волшебником, великодушно вернувшем девушке голос. Поначалу Эль испугалась, что теперь Ротбарт, к которому тоже вернулась память (откуда ж русалке было знать, что мистер Нойманн ее и не терял), лишит ее голоса, но шли дни, дар речи девушка не теряла, и с каждым днем становилась все смелее. А вместе со смелостью приходила и злость. По какому вообще праву колдун относился к ней, как к мусору? Не считался с ее мнением, не давал возможности раскрыться? А постоянные унижения и напоминания, что у нее нет ни голоса, ни таланта? Уж теперь, когда проклятье спало, Крис надеялась, что отношение к ней изменится, но, как и прежде, она лишь ловила на себе взгляды, полные ненависти и презрения. И тогда девушка и поставила себе цель – отомстить.
Так Кристина и вынашивала план мести (в котором, правда, не было ни единого пункта, но это ведь вопрос времени, верно?), пока однажды случайно не заметила в городе знакомую девушку. Только придя домой, Кристина с ужасом вспомнила, что эта девушка – та самая морская богиня Урсула, которую и искал Ротбарт. Да, она не сообщала Ротбарту, что Урсула успешно скрывается от него на дне морском, но Крис была уверена, что колдун не знал, какую страшную тайну хранила Кристина. Иначе он не стал бы ждать, а сразу, как только память к нему вернулась, испепелил бы русалку одним лишь взглядом. А значит, пока колдун не знает, что его несколько лет попросту обманывали, следует не ждать, пока он все узнает и сам придет побеседовать (а может, и вовсе убить) с Кристиной, следует самой сделать, так сказать, первый шаг и высказать Ротбарту все? Правда, Крис не думала, чего она хочет добиться. Ей следовало сесть и подумать, что, скорее всего, если он сохранит ей жизнь, то уничтожит иными способами: отберет работу, лишит голоса или, еще хуже, расскажет всю правду Хелен, которая явно не будет счастлива, узнав, что Эль обманом помогла ее мечте сбыться. Но так или иначе, Крис не думала. Она просто решила действовать.
Решив, что неплохо было бы выловить Ротбарта в театре, Кристина шла по коридору, заглядывая в каждый зал, каждую комнатку, надеясь выловить Нойманна именно там. Но, как ни странно, нашла его девушка по громкому крику. Мужчина в довольно грубой форме высказывал какой-то девушке, что у нее не только отвратительный голос, что все птицы в радиусе десяти метров помирают от ужаса, но и ужасная координация движений, которая не позволит ей даже плясать где-нибудь заднем плане. Бедная девушка выглядела так, словно она вот-вот заплачет. Собственно, наверное, это и случилось, когда, видимо, не выдержав слов Нойманна, девушка развернулась и убежала. Мистер Нойманн же, видимо, решив найти еще одну жертву и испортить жизнь и ей, направился в сторону зала, где сейчас проходила репетиция мюзикла.
-Мистер Нойманн, мне надо с Вами поговорить! – пытаясь быть вежливой, окрикнула его Крис. – Зачем Вы так поступили с этой девушкой? Я слышала, как она поет, у нее неплохой голос! Или это у Вас хобби такое, таланты гробить? Чем вам, к примеру, я не угодила? Ах, или это Вы таким образом пытаетесь избавиться от глубокой душевной раны, которая появилась от потери возлюбленной?
Бывают моменты, когда пора сказать себе «Так. Хватит. Ты перегибаешь палку». Дак вот, сейчас был именно такой момент. Но совесть услужливо помалкивала, а разум вовсе отключился, поэтому Крис продолжала свою тираду, даже не задумываясь о последствиях.
-Нельзя так поступать с людьми. У нас есть чувства, есть эмоции. Нельзя вести себя по отношению к другим так, словно бы мы – мусор, который можно выкинуть на помойку. Вам еще никто этого не говорил, но знаете что? Вы ведете себя, как самая настоящая сволочь. – и, нацепив обворожительную улыбку, продолжила. -Это даже хорошо, что я скрывала от Вас Урсулу. Знаешь, Нойманн, она все это время пряталась под водой. Черт возьми, именно она забрала мой голос. Представляешь, я даже общалась с ней!

+2

3

Если бы в данный конкретный момент времени у Ротбарта была магия, то весь театр уже находился бы на одном уровне с землей, а его обитатели силились бы выбраться из-под обломков. Потому что мужчина был в ярости.
Гнев наполнял мистера Нойманна изнутри, превращая мирный поток мыслей в настоящий ураган эмоций и инстинктов, желающий выбраться наружу. И Ротбарт ни в чем себе не отказывал - он буквально мчался по коридорам театра в поисках очередной жертвы.
Началась "черная полоса" в жизни мага недавно. Вернее, очень и очень давно, но отсчитывать дни с потери Урсулы ему надоело лет эдак 100 назад, так что каждая новая неудача ложилась вслед за тем, что мужчина называл полосой "приемлемой для обитания".
Еще вчера вечером мистеру Нойманну сообщили, что мюзикл, премьера которого должна была состояться в ближайшую пятницу, просто не успеет к этому времени приобрести презентабельный вид. Естественно, не успеет, если вы будете продолжать лоботрясничать, получая за это мои деньги, - подумал про себя мужчина, но вслух ничего не сказал - что-то вроде совести остановило. Он ведь действительно хотел получить невозможное - в понедельник отобрать артистов, а уже в пятницу дать первое представление. Но больше совесть тем вечером на связь не выходила, так что ничего уже не помешало Ротбарту наорать на двух своих постановщиков после того, как они, прокашлившись, заявили, что еврейка едва ли подходит на роль Элайзы из "My fair lady".
Если верить календарю, стоявшему на рабочем столе мистера Нойманна, то сейчас был четверг. Вечер четверга, когда репетиция к завтрашней премьере шла уже несколько часов и не собиралась прекращаться как минимум до полуночи. Но Ротбарту вовсе не стоило расслабляться - примерно в 5 часов к нему в кабинет заявился один из горе-постановщиков. Смертельно-бледный, он заявил дрожащим голосом, что ни при каких стараниях труппы, Сторибрук не сможет завтра лицезреть историю мисс Дулитл, которая, как говорится, из грязи в князи. Не то чтобы руководитель театра питал какие-то особые симпатии к творению Бернарда Шоу, нет, этот чертов мюзикл был лишь делом принципа. Теперь мужчина лично собирался заявиться на репетицию, проверить, что же такого сложного в постановке банального и очень уж популярного спектакля, а заодно и усладить слух всех артистов звуками собственного ора.
Но несчастным повезло - по пути к сцене маг практически снес девушку, возвращавшуюся в общую гримерку. Имени ее мистер Нойманн вспомнить не смог, хотя, собственно, и не пытался. Разве нужно знать имя человека, чтобы выплеснуть на него хоть крупицу своего гнева, который уже давно грозит выбраться наружу? Ну конечно же нет. Мужчина говорил много и взахлеб, орал, отчаянно жестикулировал. Девушка сжималась в комочек и пыталась сдерживать слезы. Мужчина кричал что-то об отсутствии таланта, о бездарности и о подпевках, ни на шаг не отступая от привычного плана унижений. Девушка уже не сдерживала потока слез, а когда мужчина остановился, чтобы глотнуть хоть немного воздуха, резко развернулась и побежала прочь. По крайней мере попыталась побежать, потому что ее туфли на тонком высоком каблуке ничего подобного от хозяйки явно не ждали. Маг решил было продолжить свой путь, потому что секундная разрядка облегчения не принесла - он по-прежнему готов был рвать и метать, а заодно крушить и ломать. Но не тут-то было.
- Мистер Нойманн, мне надо с Вами поговорить! - послышался уверенный голос из-за спины мистера Нойманна. В этом случае Ротбарту даже не потребовалось увидеть девушку, чтобы вспомнить ее имя. Хотя он предпочел бы забыть.
Русалка по имени Элеонора в Сторибруке "переродилась" в крайне отвратительную личность, которую мужчина терпеть не мог. Кристина Сильвертон была для него настоящей занозой во всем известном месте - эта девушка возомнила себя не только чрезвычайно талантливой, но и чрезвычайно особенной. Она считала, что имеет полное право оспаривать решения директора театра и пытаться достичь главных ролей во всех постановках, чем только раздражала этого самого директора. И уж если она сейчас собирается отчитывать мага за новые оплошности или требовать с него новую роль... о, она выбрала очень, очень неподходящий момент.
Зачем Вы так поступили с этой девушкой? Я слышала, как она поет, у нее неплохой голос! Или это у Вас хобби такое, таланты гробить? Чем вам, к примеру, я не угодила? - кажется, так и есть. Похоже, несостоявшаяся певица заразилась тягой к справедливости у одной из "любимых" балерин мистера Нойманна.
Мужчина все еще стоял спиной к Кристине. Не успел повернуться или попросту не хотел. В любом случае, поразмыслить над этим ему не дали.
- Ах, или это Вы таким образом пытаетесь избавиться от глубокой душевной раны, которая появилась от потери возлюбленной? Нельзя так поступать с людьми. У нас есть чувства, есть эмоции. Нельзя вести себя по отношению к другим так, словно бы мы – мусор, который можно выкинуть на помойку. Вам еще никто этого не говорил, но знаете что? Вы ведете себя, как самая настоящая сволочь. Это даже хорошо, что я скрывала от Вас Урсулу. Знаешь, Нойманн, она все это время пряталась под водой. Черт возьми, именно она забрала мой голос. Представляешь, я даже общалась с ней!
Внутренний огонь Ротбарта будто бы залили маслом. На секунду пламя колыхнулось, почти что прижимаясь к земле - мужчина разжал кулаки, широко распахнул глаза и на несколько секунд задержал дыхание, а затем загорелось куда ярче, чем прежде, с треском выбрасывая языки пламени к самому ночному небу.
- Закрой. Свой. Рот. - Нойманн мгновенно развернулся и за два шага сократил расстояние между ним и певицей. Лицо мага покраснело, на шее вздулась внушительных размеров вена, а дыхание сбилось, сделав мужчину до ужаса похожим на разъяренного быка. Отвратительная и пугающая картина.
- Заткнись! - выкрикнул он и, даже не пытаясь контролировать собственные действия, схватил девушку за горло, оторвал от пола и прижал к стене.
Мужчина, казалось, не обратил никакого внимания на грозную тираду Сильвертон со всеми ее оскорблениями. Ему было плевать на придирки этой девицы, ему не было никакого дела до "Вы ведете себя, как самая настоящая сволочь", за которое мистер Нойманн уже выгнал бы нахалку из театра при нормальном раскладе вещей. Значение имели лишь четыре последних предложения, произнесенных с отвратительной улыбкой.
Девушка и правда выбрала не лучшее время. Если бы в данный конкретный момент времени у Ротбарта была магия, Кристина Сильвертон уже была бы мертва.

+2

4

Нет, говорить, что она не ожидала от Ротбарта такой реакции, Кристина попросту не имеет права – именно такой реакции девушка и ждала. Если он схватил ее за горло и пытается задушить, значит, магия еще не вернулась к колдуну, иначе Кристина давно бы стояла перед вратами Ада.
-Фи, мистер Нойманн, нехорошо грубить девушке – Крис была уверена, что мужчина не убьет ее. И пусть теперь, когда воздуха все же не хватало, отчего произносимые слова получались хрипловатыми, девушка не умоляла отпустить ее и оставить в живых – зачем, если мужчина все равно не станет лишать жизни одну из работающих в его театре девушек. Поэтому Кристина лишь продолжала язвить, а «мистер Нойманн» из ее уст звучало издевательски и небрежно.
Наверное, ей следовало бы бояться, ведь девушка не знала, что творится в голове у Нойманна, но серьезно, зачем ему ее убивать, если подозрение сразу же ляжет на него? В конце концов, даже та плачущая девушка наверняка слышала, как Кристина окликнула директора театра.
-И вообще, Нойманн, с чего такая реакция? Неужто я попала в точку? – Девушке не удалось сдержать смешка. - Хотя, судя по тому, какая нездоровая у тебя реакция лишь на упоминание о ней, я даже рада, что не сдала ее тебе. Ты всегда такой психопат? Как ты вообще умудрился полюбить? Расскажешь?
Со стороны, наверное, картина выглядело ужасно забавной: разъяренный Ротбарт, у которого, разве что, пар из ушей не валит, и спокойная, как мамонт, Кристина, которой, как раз, следовало бы переживать за собственную жизнь. Она вполне могла попросить прощения, всплакнуть для пущей убедительности, и тогда бы Ротбарт просто выгнал ее из театра, возможно, оставив пару синяков на память. Но нет, игра началась, и отступать от правил, как и менять их, уже поздно. Поэтому Кристина, оттолкнув мужчину от себя, отходит от него на пару шагов, и, нацепив на лицо все ту же ядовитую улыбочку, продолжает свою речь:

-Ты не думаешь, что тебе стоит сесть и подумать над своим поведением? Боже, Крис, ты так говоришь, будто бы перед тобой не могущественный колдун, а пятилетний мальчишка, нагрубивший старушке в супермаркете!Что тебе сделала именно я? Почему даже та еврейка получала больше соло, чем я, хотя на мой взгляд, гонора и самолюбия в ней в разы больше, чем таланта! И вообще, ты не думал, что люди потянутся к тебе, если ты прекратишь рычать на всех и вся!

http://storage4.static.itmages.ru/i/15/0223/h_1424720584_1521714_b172055534.gif

Наверное, ей следовало бы подумать хотя бы о Хелен. Ведь та расстроится, если подруга не вернется домой. И, наверное, следовало бы сбавить тон, ведь кто знает, вдруг Ротбарт и правда носит с собой нож и изоленту, как пошутила однажды Крис.
-Не всего можно добиться криками, угрозами и грубой силой. Я выражу общее мнение, если скажу, что тебя все боятся и ненавидят одновременно. Неужели тебе нравится, когда твои же сотрудники так к тебе относятся?
Ей следовало бояться Нойманна. Если после ухода Мелоди русалке-Элеоноре было нечего терять, то у Кристины Сильвертон было много вещей, которыми она дорожила: работа, голос, друзья. И Хелен. Подруга, с которой она может поделиться всем и которой обещала никогда больше не пропадать.
Но театр – работа ее мечты. Если Кристина не была достаточно смелой для того, чтобы на прямую поговорить с Ротбартом и высказать ему все, что о нем думает не только сама Сильвертон, но и почти каждый сотрудник театра, то та личность, что образовалась в результате слияния характеров Кристины и Элеоноры, рискнула.

+1


Вы здесь » ONCE UPON A TIME ❖ SHADES OF NIGHT » СТОРИБРУК » Эпизод 1.10 - Gods And Monsters


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC